На главную   Содержание
 
13 лет — с 1740 по 1753 год — барон Мюнхгаузен прожил на территории Латвии.
 
Отчего спустя столько лет жива память о человеке, который не совершал научных открытий, не водил войска в победоносные походы, не создавал партии и государства? Потому ли, что людям свойственно преувеличивать свои достижения — начиная с размера выловленного карася и кончая количеством покоренных сердец? А может, просто во все времена необходимо мюнхгаузеновское умение вытаскивать себя за волосы из болота...


Где дважды два не четыре


В этом старинном доме на берегу моря творятся странные вещи: по ночам слышатся чьи-то шаркающие шаги, сам по себе зажигается и гаснет свет.

— И эта сковородка по утрам всегда сдвинута с места и маслом пахнет. Не иначе Сам жарит яичницу из петушиных яиц, — уверяет Аустра Дектере.

Вот уже пять лет — со дня основания в Дунте музея имени барона — бывшая учительница местной школы принимает экскурсантов, и взрослые серьезные люди хохочут, как дети, слушая ее искрометные истории, — не разберешь, где кончаются факты и начинается фантазия.

В этом деревянном доме Мюнхгаузен не жил, но бывал частенько, поскольку в стародавние времена тут располагалась корчма, в которой собирались окрестные мужички и травили байки — о своих охотничьих подвигах да воинской храбрости. Мюнхгаузен считался лучшим рассказчиком. И его истории рассказывают до сих пор.

— Пошел он однажды в лес прогуляться, а навстречу медведь, — повествует Аустра. — Но не такой был человек барон Мюнхгаузен, чтобы растеряться. Схватил камень с земли и бросил медведю прямо в пасть, а потом и второй туда же отправил. Камни в медвежьем желудке друг о друга стукнулись, искра между ними проскочила, бац! — и разорвало медведя.

А у этой уточки под крылом есть такое хитрое перышко, которым хорошо картины писать, — Аустра берет в руки чучело птицы. — Художники готовы за утиную кисточку 7 долларов платить. У каждой утки два таких перышка. Сколько художник за уточку заплатит? — обращается она к группе школьников.

— 14, — уже чуя подвох, отвечают те.

— Это у вас в Риге 14, — обижается Аустра. — А в доме барона по меньшей мере 16.

— Ты врать умеешь? — огорошивает она солидного мужчину.

— Нет, я честный.

— Вот и соврал, — радуется она. — Те, кто говорят, что никогда не лгут, и есть настоящие лжецы.

— Мама, это жена Мюнхгаузена? — однажды громко спросил какой-то малыш.

И попал в самую точку. Уж пару лет Аустру иначе, как госпожа Мюнхгаузен, не называют. Она, пожалуй, и есть душа музея, самая главная его достопримечательность.

— Я серьезно рассказываю, а люди смеются, — говорит Аустра. — А, пусть смеются. От смеха здоровья прибавляется. А кто здоров, тот живет долго. Или вообще не умирает.


Круг вокруг


С каждым годом у музея Мюнхгаузена прибавляется посетителей. В 1994-м, сразу после открытия, сюда завернули на огонек 2500 человек. В 1997-м по залам прошлись уже 17 000 взрослых и детей, местных жителей и иностранцев. Нынче музей идет на рекорд — ожидается не менее 30 тысяч человек. Хватает заказов на групповые посещения, сложилась традиция слушать рассказы «госпожи Мюнхгаузен» после венчания. В этом году Домик Мюнхгаузена претендует и на ежегодный Приз европейских музеев.

Но самое главное, что музей сегодня — не коллекция старинных рукописей и вещей. Он стал клубом. Поскольку барон был неутомимым и удачливым охотником, охотники со всей Латвии празднуют здесь победу над дикими зверями и, продолжая баронские традиции, рассказывают друг другу удивительные истории. Большой сбор охотников происходит в дунтеской корчме в начале ноября, в день святого Губерта, их покровителя.


Среди фанатов беспокойного барона немало известных людей. Анатолий Горбунов, любитель поохотиться в мюнхгаузеновских местах, преподнес музею достойный этого места охотничий трофей — рога оленя, каких вообще-то в природе не существует: не с двумя, а тремя ветвями. Однако же вот они, рукой потрогать можно... Горбунов уверяет, что с тех пор ему на охоте стало больше везти.

Бывает в Дунте и актер Ивар Калниньш. Это его, Калниньша, костюм выставлен в зале музея. Именно в этом сюртуке и жилетке артист перевоплощался в своего героя на сцене Дайлес театра. Пьеса Мартиньша Зиверта «Женитьба Мюнхгаузена», в первый раз поставленная в 1941 году, возрождалась в 1958 и 1988 годах, пользуясь у зрителей неизменным успехом. А платье Якобины, латышской супруги Мюнхгаузена, экспонат музея, надевали и Вия Артмане, и Мирдза Мартинсоне.
Вытащить себя из болота


У старой корчмы, приютившей память о главном фантазере, вполне мюнхгаузеновская судьба.

Ведь если бы не счастливая идея, здание скорее всего разделило бы участь многих себе подобных и разрушалось бы, глядя на дорогу слепыми окнами. А ведь кто только в Латвии ни бывал, ни живал: и любимец женщин Казанова, и спирит-волшебник Калиостро, не говоря уже о Петре и Екатерине Великих. Почему бы не оживить их памятные места по-настоящему фантастической идеей?

Тут же, в Дунте, находится дом «Пелду» (Банный), в котором у всех самую малость повышаются кровяное давление и тонус. Никакой фантастики — здесь находится магнитная аномалия. И в прошлом веке состоятельные господа хандру лечили проживанием в доме «Пелду». Нынче он в развалинах, а ведь хорошее настроение — самый ходовой товар.

Турки и киприоты, к примеру, от Мюнхгаузена, который у них и не бывал вовсе или бывал проездом, научились большему. У них что ни место, то легенда. Из этого источника Зевс пил, у этой скалы Афродита свою красу несравненную умывала. И ведь валом валит народ, с радостью выкладывая денежки — и за сувениры, и за открытки, и за какаву с чаем по тройной цене. В Англии тоже все музеи театрализованы и озвучены, потому что скучно нынче публике черепки да кости разглядывать, они хотят в историю немножко поиграть.

Барону его фантазии денег не принесли, а организаторам туризма приносят. В том же дунтеском музее и открытку купишь, и брошюрку, и вазочки со знакомым профилем, глядишь, 3—4 латика и оставил.

Туризм по сути своей дело мюнхгаузеновское, оно требует не столько материальных вложений, сколько труда и выдумки. Экологически чистое, прибыльное семейное предприятие. Веселое к тому же...

А у нас пустуют замки, разрушаются древние крепости... Фантазии, что ли, не хватает? Мюнхгаузен, вернись!
Придумать легенду


До музея Мюнхгаузена в старой придорожной корчме квартировал Лимбажский районный краеведческий музей. И судьба его ничем не отличалась от судьбы десятков других музеев и музейчиков Латвии.

Как сетовал директор Янис Улмис, самые интересные экспонаты давно уже были найдены, описаны и размещены на стендах столичных экспозиций. Словом, нужна была идея, которая бы оживила и превратила в единое целое коллекцию старых книг, рукописей и разнообразной утвари. На счастье, по соседству, в садово-огородном товариществе, поселился профессор стоматологии Гунар Пакалнс с женой Валлией.

С присущей ученым пытливостью он изучил окрестности и тут же был вознагражден ценной находкой: оказывается, здесь барон Мюнхгаузен, на здешних озерах охотился на уток, в лесу повстречал оленя, между рогами у которого росла цветущая вишня, в Лиепупской церкви (тогда она называлась Пернигельская) венчался и к ее колоколенке, торчащей из-под снега, привязал свою лошадь. Что было дальше, всем известно из книг: снег за ночь растаял, и выспавшийся Мюнхгаузен обнаружил, что его конь за уздечку подвешен к церковному кресту. Пришлось метким выстрелом перебить уздечку, чтобы несчастная лошадь вновь коснулась копытами земли.

Профессор стал покупать разные издания приключений Мюнхгаузена, связался с немецким городком Боденвердером, в котором легендарный барон родился и умер. Оказалось, немцы тоже не забыли славного соплеменника: к его могиле — настоящее паломничество, и музейчик уже открыт. Оттуда профессору вскоре прислали копии и даже подлинники мюнхгаузеновских рукописей и книг.

Он, со своей стороны, поделился выпиской из церковной книги от 2 февраля 1744 года, которая неопровержимо свидетельствовала, что Иероним фон Мюнхгаузен в этот день сочетался законным браком с наследницей окрестных земель Якобиной фон Дунтен.

2 февраля 1994 года в старой корчме Дунте праздновался 250-летний юбилей этого события. За ужином при свечах собрались те, кто верил, что в древние стены можно вдохнуть новую жизнь. Строго по рецептам незабвенного барона — добавив толику фантазии.
Кто вы, брат Иероним?

Барон Мюнхгаузен был личностью совершенно реальной. Родился он в 1720 году в маленьком саксонском городке Боденвердере. По традиции мужчины из знатного рода служили в армии. Так 20-летний будущий герой оказался в Риге в качестве пажа принца Ульриха, любимца Анны Иоанновны. 13 лет — с 1740 по 1753 год — Мюнхгаузен прожил на территории Латвии.

Но в результате дворцового переворота покровитель принца попал в опалу. Мюнхгаузен уезжает в Дунте, понимая, что блестящая карьера сломалась на самом старте. Подарком судьбы стала встреча с Якобиной, с которой они прожили в любви и согласии целых 46 лет — до самой ее смерти. Но и тут горчинка — не дал им Бог детей.

Провинциальные будни скрашивали ежевечерние посиделки в корчме. В стенах нынешнего музея, вероятно, и родились знаменитые мюнхгаузеновские байки. Кто был автором первой книжки, неизвестно — то ли сам барон, то ли кто-то из его слушателей.

Только один портрет Мюнхгаузена признан подлинным. На нем он молод, нежен лицом. А хрестоматийный облик рисует горбоносый профиль, лихо подкрученные усы, хитрый взгляд прищуренных глаз.

Историки уверяют, что в земной жизни барон был скромен и замкнут и все свои истории сочинял, реализуя комплекс неполноценности. С этим категорически не согласен «отец» музея Гунар Пакалнс. Он считает, что барон был ярко одаренной личностью с редкостным даром опережать время. Мюнхгаузен летал на Луну? Что ж, сегодня немало людей ступали по ее пыльной поверхности.

— Его нельзя назвать лжецом — только фантазером, — пояснил профессор «Часу» эту тонкую разницу. — Потому что ложь преследует выгоду, а какую, спрашивается, выгоду мог извлечь барон из рассказов о своих приключениях? А людям они нужны. И сейчас тоже. А иначе зачем они едут и едут в Дунте?
Чудеса в решете


Говорят, когда тело Мюнхгаузена через 200 лет после смерти решили вынести из церкви, чтобы перезахоронить на кладбище, то обнаружилось, что сказочник лежит в гробу как живой. И тут же, на глазах, тело рассыпалось в прах. Пораженные горожане оставили гроб в покое.
При постановке пьесы о Мюнхгаузене неизменно происходили странные вещи. В Германии загорелся театр. А в Латвии после первого представления умер режиссер Артур Димитерс. И восковая фигура Мюнхгаузена в рижском музее якобы тоже не так проста, как кажется...
Чтобы не портить мех, он пригвоздил лису шилом к дереву и начал хлестать плеткой, пока она не выскочила из шкуры — и бежать.
За неимением пули в стволе ружья он выстрелил в оленя вишневой косточкой. А через год в том же лесу встретил то же животное, только между рогами у него красовалось цветущее вишневое дерево. И тут уж одним выстрелом барон добыл себе и жаркое, и компот.
Он всунул руку волку в пасть и — раз! — вывернул его наизнанку.
Он забрался по бобовому стеблю на Луну и отыскал невзначай заброшенный туда топорик.
Когда его проглотила рыба-кит, он начал отплясывать у нее в желудке так, что та, потеряв бдительность, попалась рыбакам, которые и вытащили Мюнхгаузена из желудка живым и невредимым.
Он побывал на сырном острове, от которого сколько отъешь за ночь, столько до утра и прирастет.
Он встречал лунных людей, которые голову носили у себя под мышкой, а единственным пальцем на руке управлялись побойчее, чем мы своими десятью.

Эта легендарная церковь находилась в Дунте
Барон с женой Якобиной
Единственный подлинный портрет знаменитого барона.
Все эти фотографии находятся по адресу : http://www.chas-daily.com/win/1999/05/07/g_81.html

Маршрут
Музей Мюнхгаузена находится в 70 километрах от Риги, если ехать по Таллинскому шоссе.
Адрес: «Krogos», s.n. Liepupe, Limbaїu rajons, LV-4023. Тел. 4020333.
Время работы с 10 до 17 часов

http://www.chas-daily.com/win/1999/05/07/g_81.html

Copyright (c) Petit
Copyright 1998 Associated Press
All rigthts reserved
http://www.chas-daily.com/win/1999/05/07/g_81.html